Помещик всецело овладел крестьянином в свою пользу и дает ему управляться у себя лишь урывками

Помещик всецело овладел крестьянином в свою пользу и дает ему управляться у себя лишь урывками thumbnail

Косы и грабли мгновенно опускаются, и он спешит домой, где, наскоро пообедавши, ложится отдыхать, наказывая разбудить себя невступно в три часа.

Покуда он отдыхает, и на лугу царит глубокий сон. Надобно сказать, что в имении Пустотелова заведен такой порядок, что крестьянам разрешается топить печи только по воскресеньям. Распоряжение это сделано под предлогом устранения пожарных случаев, но, в сущности, для того, чтоб ни одной минуты барской работы, даже для приготовления пищи, не пропадало, так как и мужики и бабы всю неделю ежедневно, за исключением праздников, ходят на барщину. Поэтому крестьяне горячей пищей пользуются только по праздникам, а в будни довольствуются исключительно тюрей из черного хлеба, размоченного в воде.

Вообще заведенные Арсением Потапычем порядки крайне суровы. Он всецело овладел рабом в свою пользу и дает ему управляться у себя лишь урывками. По праздникам (а в будни только по ночам) мужики и бабы вольны управляться у себя, а затем, пока тягловые рабочие томятся на барщине, мальчики и девочки работают дома легкую работу: сушат сено, вяжут снопы и проч. Почти нет той минуты в сутках, чтобы в последовских полях не кипела работа; три часа в течение дня и немногим более в течение ночи – вот все, что остается крестьянину для отдыха. Но, сверх того, Пустотелов и прихотлив. Он требует, чтоб мужичок выходил на барщину в чистой рубашке, чтоб дома у него было все как следует, и хлеба доставало до нового, чтоб и рабочий скот, и инструмент были исправные, чтоб он, по крайней мере, через каждые две недели посещал храм Божий (приход за четыре версты) и смотрел бы весело. Он желает, чтоб про него говорили, что он не только образцовый хозяин, но и попечительный распорядитель.

В три часа Арсений Потапыч опять на своем посту. Рабочие и на этот раз упередили его, так что ему остается только признать, что заведенная им дисциплина принесла надлежащий плод. Он ходит взад и вперед по разбросанному сену и удостоверяется, что оно уже достаточно провяло и завтра, пожалуй, можно будет приступить к уборке. Подходит к косцам, с удовольствием видит, что к концу вечера и луг будет совсем выкошен.

– Старайся, братцы, старайся! – поощряет он мужичков, – ежели раньше выкосите – домой отпущу!

Жар помаленьку спадает; косцы в виду барского посула удваивают усилия, а около шести часов и бабы начинают сгребать сено в копнушки. Еще немного, и весь луг усеется с одной стороны валами, с другой небольшими копнами. Пустотелов уселся на старом месте и на этот раз позволяет себе настоящим образом вздремнуть; но около семи часов его будит голос:

– Готово, Арсений Потапыч!

Луг выкошен окончательно; сено тоже сгребено в копны; сердце образцового хозяина радуется.

– Спасибо, молодцы! – произносит он благосклонно, – теперь можете свою работу работать!

– Уж и трава нынче уродилась – из годов вон! – хвалят мужички.

– Да, хороша трава; дал бы только Бог высушить да убрать без помехи.

Он обращает глаза к западу и внимательно смотрит, как садится солнышко. Словно бы на самом краешке горизонта тучка показывается… или это только так кажется?

– Смотри, ребята, как бы солнышко в тучку не село! – беспокоится он.

– Помилуйте, Арсений Потапыч! как есть чисто садится! Самый завтра настоящий день для сушки будет!

– Ну, спасибо! расходись по домам!

По уходе крестьян образцовый хозяин с четверть часа ходит по лугу и удостоверяется, все ли исправно. Встречаются по местам небольшие махры, но вообще луг скошен отлично. Наконец он, вяло опираясь на палку, направляется домой, проходя мимо деревни. Но она уж опустела; крестьяне отужинали и исчезли на свой сенокос.

– Бог труды любит, – говорит он и, чувствуя, как всем его телом овладела истома, прибавляет: – Однако как меня сегодня разломало!

– Что сегодня больно рано? неужто уж пошабашили? – встречает его Филанида Протасьевна.

– Кончили. Устал до смерти. Хорошо бы теперь чайку горяченького испить.

– Что ж, можно самовар поставить велеть…

– Нет, что уж! – не велики бара, некогда с чаями возиться. Дай рюмку водки – вот и будет с меня!

Пустотелов выходит на балкон, садится в кресло и отдыхает. День склоняется к концу, в воздухе чувствуется роса, солнце дошло до самой окраины горизонта и, к великому удовольствию Арсения Потапыча, садится совсем чисто. Вот уж и стадо гонят домой; его застилает громадное облако пыли, из которого доносится блеянье овец и мычанье коров. Бык, в качестве должностного лица, идет сзади. Образцовый хозяин зорко всматривается в даль, и ему кажется, что бык словно прихрамывает.

– Филанидушка! – зовет он жену, – смотри, никак, бык-то храмлет!

– Ничего не храмлет – так тебе показалось… бык как бык! – успокоивает мужа Филанида Протасьевна, тоже всматриваясь в даль.

– Эй, смотри, не храмлет ли?

На этом быке лежат все упования Пустотеловых. Они купили его, лет шесть тому назад, в «Отраде» (богатое имение, о котором я упоминал выше) еще теленком, и с тех пор, как он поступил на действительную службу, стадо заметно начало улучшаться.

Через четверть часа стадо уж перед балконом. К счастью, Арсений Потапыч ошибся; бык не только не хромает, но сердито роет копытами землю и, опустивши голову, играет рогами. Как есть красавец!

Повторяется тот же процесс доения коров, что и утром, с тою лишь разницею, что при нем присутствует сам хозяин. Филанида Протасьевна тщательно записывает удой и приказывает налить несколько больших кружек парного молока на ужин.

Читайте также:  Сочинение про книги и их пользу

Ужинают на воздухе, под липами, потому что в комнатах уже стемнело. На столе стоят кружки с молоком и куски оставшейся от обеда солонины. Филанида Протасьевна отдает мужу отчет за свой хозяйственный день.

– Я сегодня земляники фунтов пять наварила да бутыль наливки налила. Грибы показались, завтра пирог закажу. Клубника в саду поспевает, с утра собирать будем. Столько дела, столько дела разом собралось, что не знаешь, куда и поспевать.

– Ты бы деток клубничкой-то полакомила.

– И лесной земляники поедят – таковские! Плохо клубника-то родилась, сначала вареньем запастись надо. Зима долга, вы же вареньица запросите.

– Умница ты у меня.

– А что я тебе хотела сказать! Хоть бы пять фунтиков сахарного вареньица сварить – не ровен час, хорошие гости приедут.

– Сахар-то, матушка, нынче кусается; и с медком хороши.

Ужин кончается быстро, в несколько минут. Барышни, одна за другой, подходят к родителям проститься.

– Хорошо учились? – спрашивает отец гувернантку, Авдотью Петровну Веселицкую, которая присутствует при прощанье и машинально твердит: «Embrassez la main! embrassez la main!»[60]

– Ничего… недурно.

– Кроме Варвары Арсеньевны, – жалуется Филанида Протасьевна. – Совсем по-французски учиться бросила. Сегодня, за леность, Авдотья Петровна ее целый час в углу продержала.

– Нехорошо, Варя, лениться. Учитесь, дети, учитесь! Не бог знает, какие достатки у отца с матерью! Не ровен час – понадобится.

Дети расходятся, а супруги остаются еще некоторое время под липами. Арсений Потапыч покуривает трубочку и загадывает. Кажется, нынешнее лето урожай обещает. Сенокос начался благополучно; рожь налилась, подсыхать начинает; яровое тоже отлично всклочилось. Коли хлеба много уродится, с ценами можно будет и обождать. Сначала только часть запаса продать, а потом, как цены повеселеют, и остальное.

– Помнишь, Филанидушка, – говорит он, – те две десятинки, которые весной, в прошлом году, вычистили да навозцу чуть-чуть на них побросали – еще ты говорила, что ничего из этой затеи не выйдет… Такой ли на них нынче лен выскочил! Щетка щеткой!

– Ну, и слава Богу, что ошиблась. И с маслом будем, и с пряжей. В полях-то как?

– И в полях хорошо. Рожь уж обозначилась: сам-сём, сам-восемь ожидать можно. Только бы Бог благополучно свершить помог.

– А помнишь… три года назад?

– Да, тоже надеялись…

Арсений Потапыч даже вздрагивает при этом напоминании. И три года тому назад, в это самое время, все шло весело, как вдруг, в самый разгар надежд, откуда ни возьмись град, и весь хлеб в одночасье в грязь превратил. Уцелело только дальнее поле, мало удобренное, на котором едва на семена собрали. Как только их Бог в ту пору спас – он и не понимает. Всю зиму он тогда колотился; скот чуть не переморил, держа на одной соломе, а для собственного продовольствия призанял у соседей ржи да и заперся в усадьбе. Ни сам никуда не ездил, ни у себя никого не принимал, а дочки в затрапезе проходили.

Источник

Êàê ÿ óæå ãîâîðèë, â íàøóìåâøåì (è âñ¸ åù¸ î÷åíü äàæå øóìÿùåì) ñåðèàëå «Êðåïîñòíàÿ» ïîêàçàíû îòíîøåíèÿ â ïîìåùè÷üèõ óñàäüáàõ, íå èìåþùèå íè÷åãî îáùåãî ñ èñòîðè÷åñêîé ðåàëüíîñòüþ. Êîòîðàÿ áûëà ñàìûì íàòóðàëüíûì êîøìàðîì. Àäîì äëÿ êðåïîñòíûõ êðåñòüÿí. Ïîæèçíåííîé êàòîðãîé – è ýòî â ñàìîì ëó÷øåì ñëó÷àå.

Ýòî èçâåñòíî è ïî âîñïîìèíàíèÿì ñîâðåìåííèêîâ… è ïî äîíåñåíèÿì òàéíîé ïîëèöèè (ïîñëå ìÿòåæà äåêàáðèñòîâ èìïåðàòîðû ïî ïîíÿòíûì ïðè÷èíàì çà ïîìåùèêàìè ïðèñìàòðèâàëè).

Êàê èçâåñòíî, âëàñòü ðàçâðàùàåò, à àáñîëþòíàÿ âëàñòü ðàçâðàùàåò àáñîëþòíî. Ýòî ñêàçàë áðèòàíñêèé êàòîëè÷åñêèé èñòîðèê ëîðä Ýêòîí, íî ýòî â ïîëíîé ìåðå îòíîñèòñÿ ê ðîññèéñêèì ïîìåùèêàì ýïîõè êðåïîñòíîãî ïðàâà. Êîòîðàÿ äëèëàñü íåñêîëüêî ñòîëåòèé (!).

Èç ýòîãî ïñèõîëîãè÷åñêîãî ôàêòà è èç âûøåóïîìÿíóòûõ äîíåñåíèé è âîñïîìèíàíèé ìîæíî ñäåëàòü âåñüìà íåóòåøèòåëüíûé äëÿ «êâàñíûõ ïàòðèîòîâ» âûâîä.  êàæäîì ïîìåùè÷üåì èìåíèè ïîìåùèêè íå òîëüêî ïîêóïàëè è ïðîäàâàëè êðåïîñòíûõ (òàêèõ æå ëþäåé, êàê îíè ñàìè) êàê ñêîò, íå òîëüêî èçáèâàëè ïî ïîâîäó è áåç, íå òîëüêî èçäåâàëèñü êàê õîòåëè è êîãäà õîòåëè (äå-ôàêòî ïîìåùèêè áûëè íåïîäñóäíû).

Íî è ñîäåðæàëè öåëûå  ãàðåìû êðåïîñòíûõ äåâóøåê è æåíùèí, êîòîðûõ íàñèëîâàëè êàê õîòåëè, êîãäà õîòåëè è ñêîëüêî õîòåëè. Ïðè÷¸ì íà÷èíàÿ ÷óòü ëè íå ñ 10-ëåòíåãî âîçðàñòà (ïåäîôèëèÿ è â òå ãîäû öâåëà áóéíûì öâåòîì).

Ýòî ê âîïðîñó îá «îñîáîé ðóññêîé äóõîâíîñòè, ìîðàëè è íðàâñòâåííîñòè» è «áåçäóõîâíîì è áåçíðàâñòâåííîì Çàïàäå». Ïîíÿòíî, ÷òî çàïàäíàÿ ýëèòà íå èç àíãåëîâ ñîñòîèò, íî òàì òàêèå «ðàçâëå÷åíèÿ» áûëè, ìÿãêî ãîâîðÿ, íå ïðèíÿòû – â ñèëó îòñóòñòâèÿ êðåïîñòíîãî ïðàâà (ñèðå÷ü ðàáñòâà). À òàì ãäå îíî áûëî (â ÑØÀ) óæå òîãäà äå-ôàêòî ñóùåñòâîâàâøèå «ðàñîâûå çàêîíû», ìÿãêî ãîâîðÿ, íå ïîîùðÿëè ñåêñóàëüíûå îòíîøåíèÿ õîçÿåâ è ðàáûíü.

Ïîýòîìó â ðåàëüíîñòè óðîâåíü è äóõîâíîñòè, è ìîðàëè, è íðàâñòâåííîñòè íà Çàïàäå ïðîñòî íåñîïîñòàâèìî âûøå, ÷åì â Ðîññèè. Èáî íå áûëî òàì òðàäèöèè ïîâàëüíîãî èçíàñèëîâàíèÿ äåâî÷åê, äåâóøåê è æåíùèí ïðàêòè÷åñêèé âñåìè ïðåäñòàâèòåëÿìè ýëèòû îáùåñòâà â òå÷åíèå ñòîëåòèé.

Èñêëþ÷åíèÿ, íàâåðíîå, áûëè, íî îíè ëèøü ïîäòâåðæäàþò êîøìàðíîå ïðàâèëî – èçíàñèëîâàíèå êðåïîñòíûõ áûëî íàñòîëüêî ðàñïðîñòðàíåíî, ÷òî ñ÷èòàëîñü… îòäåëüíûì è îáùåïðèíÿòûì âèäîì áàðùèíû. Ïðè÷¸ì íàñèëèþ ïîäâåðãàëèñü äàæå… äî÷åðè ïîìåùèêîâ, ðîæä¸ííûå èçíàñèëîâàííûìè èìè êðåñòüÿíêàìè. È ðîññèéñêàÿ ýëèòà ñ÷èòàëà ýòî âïîëíå íîðìàëüíûì. 

×òîáû íå áûòü ãîëîñëîâíûì, ïðèâåäó íåñêîëüêî ïðèìåðîâ. Âîîáùå âåñü ñòðîé êðåïîñòíîãî õîçÿéñòâà, âñÿ ñèñòåìà õîçÿéñòâåííûõ è áûòîâûõ âçàèìîîòíîøåíèé ãîñïîä ñ êðåñòüÿíàìè è äâîðîâûìè ñëóãàìè áûëè ïîä÷èíåíû öåëè îáåñïå÷åíèÿ ïîìåùèêà è åãî ñåìüè ñðåäñòâàìè äëÿ êîìôîðòíîé è óäîáíîé æèçíè.

Читайте также:  Польза чая с молоком для организма

 òîì ÷èñëå, è ñåêñóàëüíîé, êîíå÷íî. Êñòàòè, ïîìåùèöû òîæå äå-ôàêòî íàñèëîâàëè ñâîèõ êðåïîñòíûõ (çà÷àñòóþ îáîåãî ïîëà), ïðèíóæäàÿ èõ ê ïîëîâûì îòíîøåíèÿì. Êîãäà õîòåëè, ñêîëüêî õîòåëè è êàê õîòåëè.

Ìàëî êîìó èçâåñòíî, ÷òî íàñèëîâàëè íå òîëüêî êðåïîñòíûõ. Íî è äî÷åðåé, æ¸í è ñåñò¸ð áîëåå ìåëêèõ äâîðÿí (òîæå âïîëíå ñåáå ñòàíäàðòíàÿ ïðàêòèêà, êîòîðóþ ðîññèéñêàÿ ýëèòà ñ÷èòàëà íîðìàëüíîé).

Ñëó÷àåâ, êîãäà â íàëîæíèöàõ ó êðóïíîãî ïîìåùèêà îêàçûâàëàñü íàñèëüíî óâåçåííàÿ îò ìóæà èäâîðÿíñêàÿ æåíà (èëè ñåñòðà, èëè äî÷ü) â ýïîõó êðåïîñòíîãî ïðàâà áûëî íåìàëî. Ïðè÷èíó ñàìîé âîçìîæíîñòè òàêîãî ïîëîæåíèÿ äåë òî÷íî îáúÿñíÿåò â ñâîèõ çàïèñêàõ íåêàÿ Å. Âîäîâîçîâà.

Ïî åå ñëîâàì, â Ðîññèè ãëàâíîå è ïî÷òè åäèíñòâåííîå çíà÷åíèå èìåëî áîãàòñòâî — «áîãàòûì âñå áûëî ìîæíî». Íè÷åãî íå íàïîìèíàåò? Âïðî÷åì, â ñîâåòñêèå âðåìåíà «âñ¸ ìîæíî» áûëî êðóïíûõ ïàðòèéíûì, ñîâåòñêèì è õîçÿéñòâåííûì ÷èíîâíèêàì, ñèëîâèêàì è òàê äàëåå. Òàê ÷òî äàæå ïîñëå Îêòÿáðüñêîé ðåâîëþöèè íåêîòîðûå êîøìàðíûå ðîññèéñêèå òðàäèöèè íèêóäà íå äåëèñü…

Òàê ÷òî ïîëîæåíèå æ¸í, äî÷åðåé è ñåñò¸ð ìåëêèõ äâîðÿí íå ñèëüíî îòëè÷àëîñü îò ïîëîæåíèÿ êðåïîñòíûõ áàá è äåâîê. Òîëüêî æåíû íåçíà÷èòåëüíûõ äâîðÿí ïîäâåðãàëèñü ãðóáîìó íàñèëèþ ñî ñòîðîíû áîëåå âëèÿòåëüíîãî ñîñåäà, à êðåñòüÿíñêèå äåâóøêè è æåíùèíû ñî ñòîðîíû «ñâîèõ» ïîìåùèêîâ. È â òîì, è â äðóãîì ñëó÷àå ïîëèöèÿ íå ðåàãèðîâàëà íà æàëîáû íèêàê. Îïÿòü – íè÷åãî íå íàïîìèíàåò?

À.Ï. Çàáëîöêèé-Äåñÿòîâñêèé, ñîáèðàâøèé ïî ïîðó÷åíèþ ìèíèñòðà ãîñóäàðñòâåííûõ èìóùåñòâ (íó, è èìïåðàòîðà, åññíî) ïîäðîáíûå ñâåäåíèÿ î ïîëîæåíèè êðåïîñòíûõ êðåñòüÿí (è äåÿíèÿõ ïîìåùèêîâ, ÷òî áûëî íåñêîëüêî áîëåå èíòåðåñíî), îòìå÷àë â ñâîåì îò÷åòå:

«Âîîáùå ïðåäîñóäèòåëüíûå [ïîëîâûå] ñâÿçè ïîìåùèêîâ ñî ñâîèìè êðåñòüÿíêàìè âîâñå íå ðåäêîñòü.  êàæäîé ãóáåðíèè, â êàæäîì ïî÷òè óåçäå óêàæóò âàì ïðèìåðû… Ñóùíîñòü âñåõ ýòèõ äåë îäèíàêîâà: ðàçâðàò, ñîåäèíåííûé ñ áîëüøèì èëè ìåíüøèì íàñèëèåì.

Ïîäðîáíîñòè ÷ðåçâû÷àéíî ðàçíîîáðàçíû. Èíîé ïîìåùèê çàñòàâëÿåò óäîâëåòâîðÿòü ñâîè ñêîòñêèå ïîáóæäåíèÿ ïðîñòî ñèëîé âëàñòè, è íå âèäÿ ïðåäåëà, äîõîäèò äî íåèñòîâñòâà, íàñèëóÿ ìàëîëåòíèõ äåòåé… äðóãîé ïðèåçæàåò â äåðåâíþ âðåìåííî ïîâåñåëèòüñÿ ñ ïðèÿòåëÿìè, è ïðåäâàðèòåëüíî ïîèò êðåñòüÿíîê è ïîòîì çàñòàâëÿåò óäîâëåòâîðÿòü è ñîáñòâåííûå ñêîòñêèå ñòðàñòè, è ñâîèõ ïðèÿòåëåé»

Ïðèíöèï, êîòîðûé îïðàâäûâàë ãîñïîäñêîå íàñèëèå íàä êðåïîñòíûìè æåíùèíàìè, çâó÷àë òàê:

«Äîëæíà èäòè, êîëè ðàáà!»

Ó÷èòûâàÿ, ÷òî è â ñîâðåìåííîé Ðîññèè ðàáñòâî ÷ðåçâû÷àéíî ðàñïðîñòðàíåíî (ìíîãèì æåíùèíàì ïðîñòî ýëåìåíòàðíî íåêóäà áåæàòü îò íà÷àëüíèêà, ñîæèòåëÿ, ïîëèöèè, ìåñòíûõ áîãàòååâ, áàíäèòîâ è ò.ä.), íåóäèâèòåëüíî, ÷òî ýòîò êîøìàð ïðîäîëæàåòñÿ è ïîíûíå. Îñîáåííî â ïðîâèíöèè, ãäå ðîññèéñêèå æåíùèíû ïðàêòè÷åñêè áåççàùèòíû ïåðåä íàñèëüíèêàìè (è íå òîëüêî íåëåãàëüíûå èììèãðàíòêè).

Íàñèëèå â ïîìåùè÷üèõ óñàäüáàõ íîñèëî ñèñòåìàòè÷åñêè óïîðÿäî÷åííûé õàðàêòåð. Ïîñëå îêîí÷àíèÿ ðàáîò â ïîëå ãîñïîäñêèé ñëóãà (èç îñîáî äîâåðåííûõ), îòïðàâëÿåòñÿ êî äâîðó òîãî èëè èíîãî êðåñòüÿíèíà, â çàâèñèìîñòè îò çàâåäåííîé «î÷åðåäè», è óâîäèò äåâóøêó — äî÷ü èëè ñíîõó, ê áàðèíó íà íî÷ü. Ïðè÷åì ïî äîðîãå çàõîäèò â ñîñåäíþþ èçáó è îáúÿâëÿåò òàì õîçÿèíó:

«Çàâòðà ñòóïàé ïøåíèöó âåÿòü, à Àðèíó (æåíó) ïîñûëàé ê áàðèíó»…

Ýòî ïðîäîëæàëîñü ñòîëåòèÿìè. Ïîñëå ÷åãî î÷åíü ñòðàííî, ÷òî êòî-òî óäèâëÿåòñÿ ïðîñòî ÷óäîâèùíîé æåñòîêîñòè, ñ êîòîðîé âîññòàâøèå êðåñòüÿíå â Ãðàæäàíñêóþ âîéíó ðàñïðàâëÿëèñü ñ ïîìåùèêàìè è èõ ñåìüÿìè. À òàêæå ñî ñâÿùåííèêàìè, êîòîðûå îïðàâäûâàëè âåñü ýòîò óæàñ è òðåáîâàëè îò êðåñòüÿí ñìèðåíèÿ è ïîêîðíîñòè…

Â.È. Ñåìåâñêèé ïèñàë, ÷òî íåðåäêî âñå æåíñêîå íàñåëåíèå (!!) óñàäüáû èñïîëüçîâàëîñü äëÿ óäîâëåòâîðåíèÿ ãîñïîäñêîé ïîõîòè. Âñ¸ – îò ìàëà äî âåëèêà. Íåêîòîðûå ïîìåùèêè, íå æèâøèå ó ñåáÿ â èìåíèÿõ, à ïðîâîäèâøèå æèçíü çà ãðàíèöåé èëè â ñòîëèöå, ñïåöèàëüíî ïðèåçæàëè â ñâîè âëàäåíèÿ íà êîðîòêîå âðåìÿ òîëüêî äëÿ ãíóñíûõ öåëåé.

 äåíü ïðèåçäà óïðàâëÿþùèé èìåíèåì äîëæåí áûë ïðåäîñòàâèòü ïîìåùèêó ïîëíûé ñïèñîê âñåõ ïîäðîñøèõ çà âðåìÿ îòñóòñòâèÿ ãîñïîäèíà êðåñòüÿíñêèõ äåâóøåê, è òîò çàáèðàë ñåáå êàæäóþ èç íèõ íà íåñêîëüêî äíåé. Êîãäà ñïèñîê èñòîùàëñÿ, îí óåçæàë â äðóãèå äåðåâíè, è âíîâü ïðèåçæàë íà ñëåäóþùèé ãîä – ñ òåìè æå ìåðçêèìè öåëÿìè.

À.È. Êîøåëåâ ïèñàë î ñâîåì ñîñåäå:

«Ïîñåëèëñÿ â ñåëå Ñìûêîâå ìîëîäîé ïîìåùèê Ñ., ñòðàñòíûé îõîòíèê äî æåíñêîãî ïîëà è îñîáåííî äî ñâåæåíüêèõ äåâóøåê. Îí èíà÷å íå ïîçâîëÿë ñâàäüáû, êàê ïî ëè÷íîì ôàêòè÷åñêîì èñïûòàíèè äîñòîèíñòâ íåâåñòû. Ðîäèòåëè îäíîé äåâóøêè íå ñîãëàñèëèñü íà ýòî óñëîâèå.

Òîãäà îí ïðèêàçàë ïðèâåñòè ê ñåáå è äåâóøêó è åå ðîäèòåëåé; ïðèêîâàë ïîñëåäíèõ ê ñòåíå è ïðè íèõ èçíàñèëüíè÷àë èõ äî÷ü. Îá ýòîì ìíîãî ãîâîðèëè â óåçäå, íî ïðåäâîäèòåëü äâîðÿíñòâà íå âûøåë èç ñâîåãî îëèìïèéñêîãî ñïîêîéñòâèÿ, è äåëî ñîøëî ñ ðóê ïðåáëàãîïîëó÷íî».

Èñòîðèêè äî ñèõ ïîð ñïîðÿò, ñóùåñòâîâàëî ëè «ïðàâî ïåðâîé íî÷è» â çàïàäíûõ ñòðàíàõ… à âîò â Ðîññèè îíî ñóùåñòîâàëî î÷åíü äàæå. È íå òîëüêî ïåðâîé – ïîìåùèê ìîã íàñèëîâàòü æ¸í ñâîèõ êðåñòüÿí êîãäà óãîäíî, êàê óãîäíî è ñêîëüêî óãîäíî. È ïîñëå ýòîãî êòî-òî ñ÷èòàåò, ÷òî â Ðîññèè âûøå óðîâåíü äóõîâíîñòè, ìîðàëè è íðàâñòâåííîñòè?

Òåõ êðåñòüÿí, êòî ïûòàëñÿ ñîïðîòèâëÿòüñÿ, áåçæàëîñòíî ïîðîëè, ñäàâàëè â ðåêðóòû, ññûëàëè â Ñèáèðü, îòïðàâëÿëè íà òÿæ¸ëûå ðàáîòû (âûïèñûâàÿ áèëåò â îäèí êîíåö)… à òî è ïðîñòî óáèâàëè. Ôîðìàëüíî íåïîñëóøíûé êðåñòüÿíèí èñ÷åçàë áåññëåäíî, íî âñå ïðåêðàñíî ïîíèìàëè, êóäà.

Ýòà ïðàêòèêà íàøëà îòðàæåíèå äàæå â îðèãèíàëüíîé àâòîðñêîé âåðñèè ïîâåñòè «Äóáðîâñêèé», ïî ïîíÿòíûì ïðè÷èíàì íå ïðîïóùåííîé èìïåðàòîðñêîé öåíçóðîé è äî ñèõ ïîð ìàëîèçâåñòíîé.  íåé Ïóøêèí ïèñàë î ïîâàäêàõ ñâîåãî àíòèãåðîÿ Êèðèëëû Ïåòðîâè÷à Òðîåêóðîâà:

Читайте также:  Тема компьютерные игры вред или польза

«Ðåäêàÿ äåâóøêà èç äâîðîâûõ èçáåãàëà ñëàñòîëþáèâûõ ïîêóøåíèé ïÿòèäåñÿòèëåòíåãî ñòàðèêà. Ñâåðõ òîãî, â îäíîì èç ôëèãåëåé åãî äîìà æèëè øåñòíàäöàòü ãîðíè÷íûõ… Îêíà âî ôëèãåëü áûëè çàãîðîæåíû ðåøåòêîé, äâåðè çàïèðàëèñü çàìêàìè, îò êîèõ êëþ÷è õðàíèëèñü ó Êèðèëëà Ïåòðîâè÷à.

Ìîëîäûÿ çàòâîðíèöû â ïîëîæåííûå ÷àñû õîäèëè â ñàä è ïðîãóëèâàëèñü ïîä íàäçîðîì äâóõ ñòàðóõ. Îò âðåìåíè äî âðåìåíè Êèðèëëà Ïåòðîâè÷ âûäàâàë íåêîòîðûõ èç íèõ çàìóæ [ñòàíäàðòíàÿ ïîìåùè÷üÿ ïðàêòèêà], è íîâûå ïîñòóïàëè íà èõ ìåñò

Áîëüøèå è ìàëåíüêèå Òðîåêóðîâû íàñåëÿëè ðîññèéñêèå äâîðÿíñêèå óñàäüáû, êóòèëè, íàñèëüíè÷àëè è ñïåøèëè óäîâëåòâîðèòü ëþáûå ñâîè ïðèõîòè, íèìàëî íå çàäóìûâàÿñü î òåõ, ÷üè ñóäüáû îíè ëîìàëè (è ñíîâà – íè÷åãî íå íàïîìèíàåò?). Îäèí èç òàêèõ áåñ÷èñëåííûõ òèïî⠗ ðÿçàíñêèé ïîìåùèê êíÿçü (!) Ãàãàðèí. Äîâîëüíî òèïè÷íûé ïðåäñòàâèòåëü ðîññèéñêîé ýëèòû.

«Â åãî äîìå íàõîäÿòñÿ äâå öûãàíêè è ñåìü äåâîê; ïîñëåäíèõ îí ðàñòëèë áåç èõ ñîãëàñèÿ [ñèðå÷ü èçíàñèëîâàë], è æèâåò ñ íèìè; ïåðâûå îáÿçàíû áûëè ó÷èòü äåâîê ïëÿñêå è ïåñíÿì. Ïðè ïîñåùåíèè ãîñòåé îíè ñîñòàâëÿþò õîð è çàáàâëÿþò ïðèñóòñòâóþùèõ.

Îáõîäèòñÿ ñ äåâêàìè êíÿçü Ãàãàðèí òàê æå æåñòîêî, êàê è ñ äðóãèìè, ÷àñòî íàêàçûâàåò èõ àðàïíèêîì. Èç ðåâíîñòè, ÷òîáû îíè íèêîãî íå âèäàëè, çàïèðàåò èõ â îñîáóþ êîìíàòó; ðàç îòïîðîë îäíó äåâêó çà òî, ÷òî îíà ñìîòðåëà â îêíî».

Äðóãîé ïîìåùèê – ãåíåðàë (!!) Ëåâ Èçìàéëîâ óñòðàèâàë êîëîññàëüíûå ïîïîéêè äëÿ äâîðÿí âñåé îêðóãè, íà êîòîðûå ñâîçèëè äëÿ ðàçâëå÷åíèÿ ãîñòåé ïðèíàäëåæàùèõ åìó êðåñòüÿíñêèõ äåâóøåê è æåíùèí.

Ãåíåðàëüñêèå ñëóãè îáúåçæàëè äåðåâíè è íàñèëüíî çàáèðàëè æåíùèí ïðÿìî èç äîìîâ. Îäíàæäû, çàòåÿâ òàêîå «èãðèùå» â ñâîåì ñåëüöå Æìóðîâå, Èçìàéëîâó ïîêàçàëîñü, ÷òî «äåâîê» ñâåçåíî íåäîñòàòî÷íî, è îí îòïðàâèë ïîäâîäû çà ïîïîëíåíèåì â ñîñåäíþþ äåðåâíþ.

Íî òàìîøíèå êðåñòüÿíå íåîæèäàííî îêàçàëè ñîïðîòèâëåíèå — ñâîèõ áàá íå âûäàëè è, êðîìå òîãî, â òåìíîòå èçáèëè Èçìàéëîâñêîãî «îïðè÷íèêà». Âçáåøåííûé ãåíåðàë, íå îòêëàäûâàÿ ìåñòè äî óòðà, íî÷üþ âî ãëàâå ñâîåé äâîðíè è ïðèæèâàëîâ íàëåòåë íà ìÿòåæíóþ äåðåâíþ.

Ðàñêèäàâ ïî áðåâíàì êðåñòüÿíñêèå èçáû è óñòðîèâ ïîæàð, ïîìåùèê îòïðàâèëñÿ íà äàëüíèé ïîêîñ, ãäå íî÷åâàëà áîëüøàÿ ÷àñòü íàñåëåíèÿ äåðåâíè. Òàì íè÷åãî íå ïîäîçðåâàþùèõ ëþäåé ïîâÿçàëè è æåñòîêî èçáèëè.

Âñòðå÷àÿ ãîñòåé ó ñåáÿ â óñàäüáå, ãåíåðàë, ïî-ñâîåìó ïîíèìàÿ îáÿçàííîñòè ãîñòåïðèèìíîãî õîçÿèíà, íåïðåìåííî êàæäîìó íà íî÷ü ïðåäîñòàâëÿë äâîðîâóþ äåâóøêó äëÿ «ïðèõîòëèâûõ ñâÿçåé», êàê äåëèêàòíî ñêàçàíî â ìàòåðèàëàõ ñëåäñòâèÿ (êîòîðîå ïðåäñêàçóåìî çàêîí÷èëîñü íè÷åì). Íàèáîëåå çíà÷èòåëüíûì ïîñåòèòåëÿì ãåíåðàëüñêîãî äîìà ïî ïðèêàçó ïîìåùèêà îòäàâàëèñü íà ðàñòëåíèå ñîâñåì ìîëîäûå äåâî÷êè äâåíàäöàòè-òðèíàäöàòè ëåò.

×èñëî íàëîæíèö Èçìàéëîâà áûëî ïîñòîÿííûì è ïî åãî êàïðèçó âñåãäà ðàâíÿëîñü òðèäöàòè, õîòÿ ñàì ñîñòàâ ïîñòîÿííî îáíîâëÿëñÿ.  ãàðåì íàáèðàëèñü íåðåäêî äåâî÷êè 10–12 ëåò è íåêîòîðîå âðåìÿ ïîäðàñòàëè íà ãëàçàõ ãîñïîäèíà. Âïîñëåäñòâèè ó÷àñòü èõ âñåõ áûëà áîëåå èëè ìåíåå îäèíàêîâà — Ëþáîâü Êàìåíñêàÿ ñòàëà íàëîæíèöåé â 13 ëåò, Àêóëèíà Ãîðîõîâà â 14, Àâäîòüÿ ×åðíûøîâà íà 16-ì ãîäó.

Îäíà èç çàòâîðíèö ãåíåðàëà, Àôðîñèíüÿ Õîìÿêîâà, âçÿòàÿ â ãîñïîäñêèé äîì òðèíàäöàòè ëåò îò ðîäó, ðàññêàçûâàëà, êàê äâîå ëàêååâ ñðåäè áåëîãî äíÿ çàáðàëè åå èç êîìíàò, ãäå îíà ïðèñëóæèâàëà äî÷åðÿì Èçìàéëîâà, è ïðèòàùèëè åäâà íå âîëîêîì ê ãåíåðàëó, çàæàâ ðîò è èçáèâàÿ ïî äîðîãå, ÷òîáû íå ñîïðîòèâëÿëàñü.

Ñ ýòîãî âðåìåíè äåâóøêà áûëà íàëîæíèöåé Èçìàéëîâà íåñêîëüêî ëåò. Íî êîãäà îíà ïîñìåëà ïðîñèòü ðàçðåøåíèÿ ïîâèäàòüñÿ ñ ðîäñòâåííèêàìè, çà òàêóþ «äåðçîñòü» åå íàêàçàëè ïÿòèäåñÿòüþ óäàðàìè ïëåòè.

Íèìôîäîðó Õîðîøåâñêóþ, èëè, êàê Èçìàéëîâ çâàë åå, Íèìôó, îí ðàñòëèë, êîãäà åé áûëî ìåíåå 14 ëåò. Ïðè÷åì ðàçãíåâàâøèñü çà ÷òî-òî, îí ïîäâåðã äåâóøêó öåëîìó ðÿäó æåñòîêèõ íàêàçàíèé.

Ñíà÷àëà âûñåêëè åå ïëåòüþ, ïîòîì àðàïíèêîì è â ïðîäîëæåíèå äâóõ äíåé ñåìü ðàç åå ñåêëè (íàñòîÿùåå ÷óäî, ÷òî îíà âîîáùå âûæèëà). Ïîñëå ýòèõ íàêàçàíèé òðè ìåñÿöà íàõîäèëàñü îíà ïî ïðåæíåìó â çàïåðòîì ãàðåìå óñàäüáû, è âî âñå ýòî âðåìÿ áûëà íàëîæíèöåé áàðèíà. Ïîñëå ýòîãî, åé îáðèëè ïîëîâèíó ãîëîâû è ñîñëàëè íà ïîòàøíûé çàâîä, ãäå îíà ïðîâåëà â êàòîðæíîé ðàáîòå ñåìü ëåò.

Êñòàòè, î òåëåñíûõ íàêàçàíèÿõ. Âñå êðåïîñòíîå ïðàâî äåðæàëîñü íà ïîðêå. Òàê, çà óêðûâàòåëüñòâî â äåðåâíå êîãî-ëèáî èç áåãëûõ êðåïîñòíûõ ïîäâåðãàëñÿ íàêàçàíèþ ïëåòüìè ñòàðøèé ÷ëåí ñåìüè ñ êàæäîãî äâîðà.

Ïîìåùèê âðåìåí Åêàòåðèíû Áîëîòîâ ðàññêàçûâàë â ñâîèõ âîñïîìèíàíèÿõ î ïîìåùèöå, îòäàâøåé ïðèêàçàíèå ïåðåïîðîòü ñðàçó 80 æåíùèí çà òî, ÷òî îíè… íå íàáðàëè íóæíîãî êîëè÷åñòâà çåìëÿíèêè.

Ïðîñìàòðèâàÿ ñåêðåòíûå äîêëàäû øåôà æàíäàðìîâ Áåíêåíäîðôà çà 20-å ãîäû XIX âåêà, ìîæíî íå åäèíîæäû âñòðåòèòü ñîîáùåíèå î ïîìåùè÷üèõ çâåðñòâàõ… íî ëèøü î òàêèõ, êîòîðûå çàêàí÷èâàëèñü ñìåðòüþ êðåïîñòíûõ âî âðåìÿ èñòÿçàíèé.

Î ñëó÷àÿõ æå æåñòîêîé ïîðêè áåç ñìåðòåëüíîãî èñõîäà, êîíå÷íî, íèêòî íèêîìó íå äîíîñèë; íàêàçàíèå òàêîãî ðîäà áûëî îáûäåííûì è åæåäíåâíûì ÿâëåíèåì. Âïðî÷åì, ïðåäàíèå ñóäó â îòäåëüíûõ ñëó÷àÿõ ïîìåùèêîâ, çàïîðîâøèõ êðåïîñòíûõ íàñìåðòü, åùå íå îçíà÷àëî èõ îñóæäåíèÿ.

Íåèçâåñòíî, ÷åì çàêîí÷èëîñü, íàïðèìåð, ïðåäàíèå ñóäó ïîìåùèöû Áåëîðóêîâîé, êîòîðàÿ çàïîðîëà íàñìåðòü ðîçãàìè è ïðîñìîëåííîþ âåðåâêîþ… äåâÿòèëåòíþþ äåâî÷êó. Âåðîÿòíåå âñåãî, íè÷åì (òèïà öåðêîâíûì ïîêàÿíèåì).

Åù¸ îäíèì ïðèìåðîì òàêîãî «ïðàâîñóäèÿ» ÿâëÿåòñÿ ïðèãîâîð ïî äåëó âäîâû ãåíåðàë-ìàéîðà Åëèçàâåòû Ýòòèíãåð â 1771 ãîäó. Áûëî äîêàçàíî, ÷òî ïî ïðèêàçàíèþ ïîìåùèöû «òàëîâûìè äëèííûìè ïðóòüÿìè» áûë çàñå÷åí íàñìåðòü åå êðåïîñòíîé. Íàêàçàíèå? Ìåñÿö òþðüìû. Êðåñòüÿíèí çà óáèéñòâî – äàæå ìåíåå æåñòîêîå – çàãðåìåë áû íà ôàêòè÷åñêè ïîæèçíåííóþ êàòîðãó…

Ïîýòîìó ó òåõ, êòî çíàêîì ñ ðåàëüíîé èñòîðèåé êðåïîñòíîãî ïðàâà â Ðîññèè, ñåðèàë «Êðåïîñòíàÿ» è åìó ïîäîáíûå ëæèâûå ñêàçêè âûçûâàþò ëèøü îòâðàùåíèå.

Источник